Генетика одного убийства

Генетика одного убийства

Летом 2007 года, прочесывая поросшую крапивой поляну в районе Поросенкова Лога, в 20 км от Екатеринбурга, поисковик местного военно-исторического клуба «Горный щит» Леонид Вохмяков наткнулся на следы старого костровища. Тонкий металлический щуп ушел глубоко в землю, а под слоем снятого дерна оказались угли и перекопанная земля. «Даже не видя кости, я сразу понял, что это захоронение», — вспоминает историк-любитель. Вохмяков не сообщил о своей находке коллегам-археологам, копавшимся неподалеку, а пошел накрывать на стол. «Если бы сказал — сразу бы все засуетились и остались бы голодные, — то ли в шутку, то ли всерьез объясняет он. — Мы пообедали, выпили немножечко, а потом я продолжил осмотр».

Но когда Леонид вытащил из земли желто-коричневую тазовую кость, он не смог сдержать чувств: «Поиск закончен!» Всего в этом раскопе и рядом с ним было обнаружено 44 фрагмента костей, семь зубов, три пули, осколки сосудов из-под серной кислоты, гвозди и кусочек полосатой ткани. «По одной из версий, это кусок тельняшки, которая была надета на цесаревича Алексея», — говорит Вохмяков. Приехавшие из Екатеринбурга ученые обозвали краеведа Шлиманом и велели ему держаться от раскопа подальше. Уральские специалисты до сих пор не могут отойти от потрясения 1991 г.

Тогда недалеко от места, где копал Вохмяков, археологи нашли куда более крупное захоронение — останки 9 человек, предположительно членов царской семьи и их слуг. Генпрокуратура начала уголовное дело и, проведя в его рамках несколько экспертиз, в том числе и генетическую, в 1998-м подтвердила: останки принадлежат Николаю II, его супруге Александре Федоровне, дочерям Ольге, Татьяне и Анастасии. Марии и Алексея среди них не оказалось — их искали еще 9 лет. По сведениям Newsweek, на этой неделе, когда исполняется 90 лет со дня расстрела Романовых, Генпрокуратура опубликует заявление, подтверждающее, что найденные год назад останки принадлежат цесаревичу и Великой княжне.

12049444_900984243270901_7188421732754482829_n

Спустя 10 лет после похорон первых пяти членов царской семьи дело об одном из самых громких преступлений XX в. близко к завершению. Но завершить следствие формально, руководствуясь только медико-криминалистическими результатами, это полдела. Чтобы поставить точку, необходимо, чтобы подлинность останков признали Русская православная церковь и родственники Романовых. Сама царская семья должна быть реабилитирована — как жертва политических репрессий. Newsweek выяснял, может ли экспертиза последних найденных останков окончательно закрыть «дело Романовых».

РАССТРЕЛЬНО-ПОИСКОВАЯ КОМАНДА

После 1991 г. кости царских детей искали 5 экспедиций, составленных из энтузиастов, — государство этим вопросом не занималось. Чтобы решить поставленную задачу, два екатеринбургских краеведа — Виталий Шитов и Николай Неуймин — реконструировали события июля 1918-го: как тела августейших особ сначала на заброшенных шахтах Ганиной Ямы, а потом в Поросенковом Логе топили, взрывали гранатами, сжигали, поливали кислотой и в конце концов сравняли с землей. Первым делом краеведы тщательно проанализировали рассекреченные архивные документы — воспоминания участников расстрельной и похоронной команд. Из них следовало, что в ночь с 18 на 19 июля 1918 г. красноармейцы сожгли и захоронили два трупа недалеко от остальных, в болотистом месте у старой Коптяковской дороги.

Сверху для маскировки разожгли еще один костер. «Мы пытались поставить себя на место похоронной команды, реконструировали события с учетом таких деталей, как направление ветра, освещенность местности лунной ночью», — рассказывает Шитов. Поляна посредине небольшого лесочка, в котором Вохмяков обнаружил костровище, находится всего в 60 м от места, где были найдены первые останки. «Мы четко определили границы предыдущих раскопов — до поляны, где нашли кости, в 1991-м не дошли буквально несколько метров», — рассказывает Newsweek один из организаторов экспедиции Андрей Григорьев. По словам Григорьева, его партнер, бывший оперативник Неуймин, обнаружил «подозрительную поляну» еще летом 2006-го и тогда же пришел к выводу, что именно здесь большевики могли избавиться от останков, не привлекая внимания. Но в 2006 г. краеведы-энтузиасты денег не нашли (для проведения полноценных археологических раскопок поляны 10х10 м требовалось как минимум 300 000 руб.) — и поисковый сезон пришлось отложить. К следующему году деньги были найдены, Неуймин привлек к поискам клуб «Горный щит» — и могилу почти сразу же нашли.

ПОТЕРЯННЫЙ МОЗГ

Вся новейшая история расследования гибели Романовых вызывает множество вопросов. Как первое, так и второе захоронения были найдены историками-любителями, не обладавшими соответствующей квалификацией. Киносценарист Гелий Рябов, в 1979-м первым обнаруживший могилу Романовых, рассказывает, что и 12 лет спустя официальные раскопки в Поросенковом Логе «проходили на уровне питекантропа» — останки, перемешанные с землей, просто кидали лопатой в ящики. Впрочем, Рябов признает, что и сам он в 1979-м обходился с августейшими костями небрежно. «Но нам это было простительно, за эти дела светило 20 лет тюрьмы», — рассказывает Рябов, в 70-х решивший вместе с геологом Александром Авдониным самостоятельно найти захоронение Романовых.

После того как самодеятельные археологи обнаружили могилу, они взяли из нее три черепа. Кого именно, Рябов уже не помнит: «Мы облепили их гипсом и сделали отливку, но всё это было очень кустарно. Честно сказать, теперь это кажется просто детской выходкой». Он вспоминает, что когда они ехали с раскопок и до города оставалось километров десять, их машина перевернулась на крышу. «Приехала милиция, а я стою и думаю только об одном: только бы мешок не открылся с черепами», — рассказывает Рябов.

Но самое главное, что могло бы помочь в последующем генетическом анализе останков, Рябов и Авдонин оставили в яме. «Когда мы достали черепа, то обнаружили, что во всех них цел головной мозг, — говорит Рябов. — Но мы, к сожалению, отнеслись к ним по-варварски и оставили [мозг] в яме. Было очень страшно всем этим заниматься, власти бы нас не пощадили. Но то, что в 1991 году не нашли головной мозг, можно объяснить только ужасными методами раскопок».

Был ли мозг на самом деле или археологи-любители перепутали его с чем-то иным, вряд ли удастся когда-нибудь выяснить. Факт — что генетики, исследовавшие останки из первого захоронения, работали только с костями: из них надо было выделить генетический материал и сравнить его с ДНК ныне здравствующих дальних родственников Романовых. Ученые работали с митохондриальной ДНК (мтДНК), которая передается по женской линии, — со стороны императрицы взяли кровь ее внучатого племянника, мужа нынешней английской королевы принца Филиппа, со стороны Николая II — кровь греческой графини Ксении Шереметевой-Сфири, ведущей свой род от его матери. Впоследствии ДНК Николая дополнительно сравнили с генетическими образцами из костей его родного брата Георгия Александровича, умершего в 1899 г. и эксгумированного в 1994-м.

«Это была пионерская работа для нас», — вспоминает профессор Института общей генетики РАН Евгений Рогаев, принимавший участие в тех исследованиях. В 1998 г. правительственная комиссия под председательством Бориса Немцова объявила, что останки принадлежат Романовым. Их с почестями захоронили в Петропавловском соборе. Немцов считает, что всё происходящее вокруг царских останков имело огромное значение для Бориса Ельцина, который испытывал чувство вины, будучи ответственным за снос в 1977-м Ипатьевского дома, где расстреляли Николая II и его семью.

12049415_900982066604452_1521364707967025231_n

Незадолго до похорон патриарх и Священный Синод РПЦ опубликовали послание, в котором воздержались как от признания, так и от опровержения итогов работы комиссии. «Суждение церковной и светской общественности оказалось разделенным, причем разделение носит явно конфронтационный, болезненный характер. В этой ситуации Священноначалие, имеющее своим долгом заботу о единстве Церкви и содействие гражданскому миру и согласию, самой логикой возникшего конфликта призывается к тому, чтобы воздержаться от поддержки той или иной точки зрения», — говорилось в нем. Диакон Андрей Кураев считает, что в то время Церковь придавала больше значения историческим свидетельствам начала XX в., нежели исследованиям ученых-генетиков. К примеру, колчаковский следователь Николай Соколов, расследовавший исчезновение царской семьи, полагал, что трупы были полностью уничтожены в заброшенных рудниках Ганиной Ямы — а это не совпадало с данными следователя Владимира Соловьева, назначенного Генпрокуратурой главным по «царскому делу». Против однозначного признания останков Романовых выступили даже некоторые генетики, что еще больше подлило масла в огонь. Смогла ли генетика за 10 лет от похорон до обнаружения второго захоронения прогрессировать настолько, чтобы убедить сомневающихся?

СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ ГЕНЕТИКИ

Основные сомнения генетиков касались митохондриальной ДНК, с которой работали ученые во время экспертизы первых останков. Этот тип ДНК лучше сохраняется, но гораздо менее информативен, чем ядерная ДНК, содержащаяся в Y- и X-хромосомах. Последовательность мтДНК не уникальна. «В случае с первыми останками было заявлено, что вероятность совпадения — 99%. Вы думаете, это очень много? Я же делаю диаметрально противоположный вывод. И вот почему: это означает, что из ста человек один имеет такие же признаки, как у Николая. А если мы возьмем население Москвы, то там уже будет 100 000 таких людей, а в России — намного больше миллиона. То есть в начале века в Екатеринбургской губернии могли быть тысячи людей с такими же признаками мтДНК, как в материнской линии царя», — объясняет главный научный сотрудник Института общей генетики РАН Лев Животовский.

Профессор генетики Университета Коннектикута Игорь Овчинников соглашается, что выделенные фрагменты мтДНК могут совпадать не только у родственников Романовых, но и у других людей. «Например, если взять нас с вами, — говорит он, — то мы вполне можем попасть в их число. Я вот имею одно отличие в своей мтДНК от Романова, поэтому в принципе могу считаться их дальним родственником».

Завбюро генетической идентификации Российского центра судебно-медицинской экспертизы Павел Иванов, возглавлявший первое исследование останков Романовых, в теории согласен с коллегами. Но на практике, по его словам, царская мтДНК оказалась куда более уникальной, чем считалось: «Всё дело в том, что мы обнаружили очень примечательный признак — гетероплазмию, мутацию в мтДНК у Николая. Это очень редкий признак, который в сочетании со всеми остальными вывел нас на [точность экспертизы в]шесть девяток после запятой». Впрочем, несколько последовавших независимых исследований значимость этой находки не подтвердили. Павел Иванов был отстранен от второй экспертизы якобы по протесту Романовых, которым не понравилась его фотография, где генетик с улыбкой позирует на фоне костей. Сам Иванов уверен, что никто Романовых не спрашивал, а решение передать экспертизу иностранцам было принято, чтобы сделать исследование независимым: «А наша точка зрения такова, что это ущерб национальному достоинству страны». В итоге главным генетиком царской семьи стал один из участников первой экспертизы Евгений Рогаев, профессор Института общей генетики РАН и Массачусетского университета. К исследованию также подключились два иностранных института — американский и австрийский.

Задача, поставленная прокуратурой перед Рогаевым, была предельно ясна. «Следствием было сделано предположение, что данные костные фрагменты принадлежат детям семьи Романовых, возможно, Алексею и Марии, тела которых не были обнаружены в первой могиле, — говорит Рогаев Newsweek. — Предполагалось, что мтДНК из данных костных останков должна совпадать с мтДНК Александры Федоровны Романовой. Такой тип ДНК передается от матери всем детям. Существовали данные предыдущих экспертиз по ДНК принца Филиппа, с которыми мы смогли сравнивать. Но для экспертного заключения важен также независимый анализ ДНК родственников. Некоторые из представителей королевских семей Европы согласились дать свои образцы для анализа».

Во втором захоронении находились костные фрагменты значительно худшей сохранности, чем те, которые были обнаружены в 1991 г. Они несли следы сожжения и обработки кислотой, которая разрушает ДНК. «Поэтому сначала был большой скепсис, что можно вообще ДНК выделить. Но нам быстро удалось показать, что генетические экспертизы возможны. Причем для выделения ДНК мы использовали очень малое количество костного материала. Для меня это принципиальный и этический вопрос — максимальное сохранение останков», — рассказывает Рогаев. Недавно три независимые экспертизы подтвердили, что во второй могиле действительно были захоронены Алексей и Мария.

12047018_900984259937566_2144680976010381213_n

Как выяснил Newsweek, помимо анализа мтДНК ученые дополнительно провели еще одно исследование — ядерной Y-ДНК Николая II. «Я предлагал это Правительственной комиссии еще в 1998-м. Сложность исследования ядерной ДНК из разрушенных костных фрагментов заключается в том, что приходится работать всего с несколькими молекулами ДНК в пробирке. Но сейчас анализ мужской линии Николая II, включая родственников из различных стран, стал возможен», — говорит Рогаев. Он отказался обсуждать эту тему далее, но, как сообщил Newsweek близкий к экспертизе источник, исследование уже проведено, и его результаты подтверждают выводы правительственной комиссии 1998 г. Впрочем, огласить их ученые смогут только после публикации научной работы.

Еще одним доказательством, что на Коптяковской дороге были найдены останки именно Романовых, мог бы стать генетический анализ лежавших рядом придворных. «Если будет доказано, что в этой могиле лежали останки Евгения Боткина или кого-то из слуг Николая, это будет сильным свидетельством», — считает Евгений Рогаев. По его предложению Newsweek начал поиски живых родственников этих людей, причем для мужчин было необходимо найти потомков по мужской линии — иначе анализ по Y-хромосоме невозможен. У лейб-медика Евгения Боткина было четыре брата, но у всех рождались только дочери. Поэтому надежды были связаны только с сыновьями самого Боткина — Дмитрием, Георгием и Глебом. Оказалось, что сын Георгия, Алексей Боткин, находится в добром здравии и проживает в США. Он оказался единственным, кто несет в себе хромосому, по которой можно идентифицировать останки убитого медика. Однако Алексей Георгиевич отказался сдавать анализы, мотивируя это своим преклонным возрастом.

ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРЬ

В администрации Свердловской области еще с весны знают, что найденные в Поросенковом Логе останки — подлинные. «У губернатора Эдуарда Росселя была предварительная информация по поводу тех экспертиз, которые проводила российская и американская стороны. Губернатор выражал надежду, что будет принято решение федерального центра и РПЦ, и какие-то фрагменты, учитывая особую роль Екатеринбурга в судьбе царской семьи, будут оставлены, чтобы люди могли бы прийти и поклониться. Но не более того. Губернатор заинтересован, чтобы исторический вес Свердловской области повышался, но при этом он подчеркивает, что проблема царских останков не региональная, а федеральная, и ключевую роль в ней играет РПЦ», — сообщил Newsweek директор департамента информполитики администрации губернатора области Вадим Дубичев.

Пока единственным серьезным решением РПЦ в отношении Романовых было причисление членов царской семьи к лику святых страстотерпцев в 2000 г. Существует и место, где, по версии церкви, обрела свой последний приют романовская семья — Ганина Яма. По преданию, это место было названо по имени девушки Агафьи (Гани), которая утонула в одном из местных озер. К монастырскому комплексу, построенному на Ганиной Яме, ведет новенькая асфальтовая дорога, по ней один за другим едут автобусы с паломниками и туристами. На территории в 18 га живописного соснового леса построены 7 срубовых теремов-храмов, обнесенных частоколом. Прямо на входе кипит бойкая торговля монастырской выпечкой и квасом.

12065783_900984279937564_6530256630372058612_n

Семинарист Александр показывает место, где, по его словам, были уничтожены останки царской семьи. На обрыве одной из засыпанных шахт стоит потемневший дубовый крест. Считается, что крест сделан из дуба, который рос на поле под Прохоровкой на Курской дуге, и в нем до сих пор видные следы от пуль и осколков. В версию, что из Ганиной Ямы тела были вывезены и закопаны в районе старой Коптяковской дороги, здесь не верят. В церкви давно решили: Поросенков Лог — поганое место, нет там благодати. «Если признать, что те [найденные археологами] останки принадлежат Романовым, то как быть с чудесами и пророчествами?» — недоумевает седой монах из церковной лавки. А на Ганиной Яме чудеса имеются. Паломникам обязательно показывают две фотографии. Одна черно-белая фотография императорской семьи, прибитая к сосне, как утверждают в монастыре, висит с 1998 г. — и выглядит как новая, не выцвела и даже не пожелтела. Другая, размещенная в галерее, изображает визит на Ганину Яму патриарха Алексия II, над головой которого фотокамера зафиксировала зеленоватое свечение. «Спецслужбы проверяли — это не дефект пленки», — говорит семинарист Александр.

Поэтому на Поросенковом Логе, в отличие от Ганиной Ямы, кроме местного пастуха да историков-энтузиастов никто не появляется. О произошедшей трагедии напоминает лишь скромный поминальный крест, поставленный на средства Александра Авдонина, человека, отыскавшего захоронение Романовых.

«Это одна из крупнейших ошибок Русской православной церкви. Они не то чтобы не признают, они как бы сомневаются, хотя мне кажется, сомневаться тут не в чем», — говорит Борис Немцов, бывший председателем комиссии по расследованию убийства царской семьи. Источник, близкий к патриархату, считает, что трений между комиссией и представителями РПЦ могло быть меньше, если бы от дела отстранили следователя Владимира Соловьева, «проявлявшего неуважение к церковному взгляду, человека, с которым церковь никак не могла договориться». Это косвенно подтверждает и руководитель пресс-службы РПЦ Владимир Вигилянский, который говорит, что Соловьев «не смог ответить ни на один вопрос, поставленный церковью».

Вместе с этим представитель РПЦ дал понять, что результат нынешнего исследования вызывает больше доверия, и не исключил, что после окончания всех экспертиз Церковь может признать останки Марии и Алексея и вернуться к рассмотрению вопроса о находке 1991 г. «Патриарх сказал: если будут альтернативные экспертизы и если они подтвердят, то церковь рассмотрит этот вопрос», — говорит Вигилянский. В зависимости от решения церкви свою позицию определят и родственники Романовых, о чем в начале месяца заявляла глава Российского Императорского дома Великая княгиня Мария Романова.

Представители семьи Романовых сейчас больше озабочены решением другого вопроса. Они третий год добиваются признания Николая II и членов его семьи жертвами репрессии и на прошлой неделе опротестовали предыдущие отказы прокуратуры и судов в президиуме Верховного суда. В судебных инстанциях ссылаются на отсутствие документа, подтверждающего решение большевиков о расстреле царской семьи. Представители Верховного суда отказались от комментариев, а пожелавший остаться неизвестным собеседник Newsweek в Генпрокуратуре предположил, что и на этот раз решение скорее всего будет не в пользу Романовых. «У них, конечно, есть возможность снова подать в суд. Но позже, не сейчас. Пока в России общество просто не готово реабилитировать Романовых, так же как и согласиться с захоронением Владимира Ленина», — сказал собеседник.

ТРИ КРУГА АДА

Предав казни 11 арестантов в Ипатьевском доме, уральские чекисты и партработники избавлялись от тел два дня и две ночи

Ганина яма

В 1918 г. в шахте №7 заброшенного рудника Ганина Яма в урочище Четыре Брата были обнаружены фрагменты человеческих тел, остатки сгоревшей одежды, драгоценности и другие улики. Позже следователь Николай Соколов делает вывод о том, что тела всех членов семьи Николая II были практически полностью уничтожены в районе Ганиной Ямы. В 1990-х служители Русской православной церкви устанавливают здесь кресты и проводят литургии в дни памяти Святых Царственных Страстотерпцев, в 2000-х здесь построен монастырь.

Поросенков лог

Болотистая местность рядом с пересечением старой дороги на деревню Коптяки и железнодорожной ветки, носившей в начале XX в. название Горнозаводская. Согласно воспоминаниям участников казни, в ночь с 18 на 19 июля 1918 г. тела членов царской семьи и их слуг подняли из Ганиной Ямы с целью захоронить в более укромном месте. На Коптяковской дороге грузовик увяз. Девять тел сбросили в яму, выкопанную прямо на дороге, облили кислотой и закопали. Двоих сожгли и захоронили в отдалении, чтобы в случае раскопок захоронение Романовых нельзя было опознать по количеству трупов. В 1991 г. в этом месте были найдены останки девяти человек, в 2007-м – еще двух.

Дом Ипатьева

Весной 1918 г. Уралсовет реквизировал дом инженера Ипатьева, чтобы разместить там перевезенную из Тобольска царскую семью. Перед наступлением Сибирской армии в подвале дома в ночь на 17 июля 1918 г. были расстреляны все Романовы и их слуги, за исключением поваренка. Впоследствии дом был музеем, общежитием, партархивом и местом обитания различных контор. В 1977 г. Политбюро распорядилось снести здание, ставшее объектом внимания иностранцев. Решение партии проводил в жизнь первый секретарь Свердловского обкома Борис Ельцин.

БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

Следствие, начавшееся в 1918 г. по факту исчезновения царской семьи в Екатеринбурге, завершается 90 лет спустя идентификацией последних найденных в Свердловской области останков

1918 г. – в Екатеринбурге, перешедшем под контроль Сибирской армии, начато изучение обстоятельств исчезновения царской семьи. В феврале 1919 г. адмирал Колчак подключает к делу следователя Николая Соколова. В подвале дома Ипатьева найдены пулевые отверстия в стенах и замытые пятна крови на обоях. В руднике Ганина Яма – фрагменты кожи, отрезанный палец, остатки одежды и украшений и другие улики. Соколов опрашивает свидетелей, изучает окрестности Ганиной Ямы. Наступление Красной Армии летом 1919 г. прерывает расследование, но Соколов продолжает изучение вопроса в эмиграции. В 1925 г., уже после смерти следователя, в Берлине издана его книга «Убийство царской семьи».

1934 г. – бывший комендант Ипатьевского дома Яков Юровский выступает перед большевиками Урала с обстоятельным рассказом о расстреле царской семьи. К тому моменту Свердловск полнится слухами и версиями о судьбе Романовых. Практикуются экскурсии по местам убийства и захоронения царской семьи (ради этого сюда приезжал в 1928 г. Владимир Маяковский). Гидом время от времени выступает участник расстрельной команды Петр Ермаков. Миссия Юровского (к тому моменту – директора Политехнического музея в Москве) – снять все вопросы и погасить ажиотаж вокруг этого дела. Стенограмма его речи от 1934 г. засекречена до 1990-х.

1946 г. – при разборе архивов в побежденной Германии обнаружены тома «Соколовского дела». В 1920 г. Николай Соколов по указанию Великого князя Николая Николаевича передает весь архив расследования послу Временного правительства в Италии Михаилу Гирсу, тот помещает дело в Парижский банк, в 1943-м материалы перевезены в Германию. Вещдоки, в том числе фрагменты костей, найденные в Ганиной Яме, пропадают. Есть версия, что они замурованы в стене православного храма в Брюсселе. 8 томов «Соколовского дела» вывезены в Москву, где до 1990-х хранятся в тайне.

1964 г. в ЦК КПСС обращается сын недавно умершего чекиста Михаила Медведева. Отец просил передать партии свои воспоминания об участии в расстреле царской семьи и браунинг, из которого был убит Николай II. Никита Хрущев отдает распоряжение о создании комиссии по расследованию обстоятельств гибели царской семьи. Не исключено, что генсека интересовало участие Ленина в принятии решения о казни. Предложение покойного чекиста Медведева найти и перезахоронить останки Романовых остается без внимания. Работа комиссии заканчивается ничем.

1979 г. группа исследователей во главе с кинодраматургом и помощником главы МВД СССР Гелием Рябовым и свердловским краеведом Александром Авдониным вскрывает захоронение на Старой Коптяковской дороге под деревянным настилом рядом с бывшим железнодорожным переездом №184. Указание на это место было в так называемой «записке Юровского» – воспоминаниях начальника расстрельной команды, которые записал в 1920-м один из членов ВЦИК (копию «записки» еще в 1976 г. Рябову передал сын Юровского). С места изъяты 3 черепа – исследователи сняли с них гипсовые слепки, но идентифицировать не смогли и на следующий год закопали на прежнем месте.

1991 г. Александр Авдонин обращается в администрацию Свердловской области с предложением указать место захоронения царской семьи. Свердловская прокуратура вскрывает захоронение в указанном месте у Поросенкова Лога. Найдены останки 9 человек со следами насильственной смерти. Идут бесчисленные экспертизы, с 1993 г. – в рамках уголовного дела под руководством следователя Генпрокуратуры Владимира Соловьева и госкомиссии «по исследованию обстоятельств гибели и перезахоронению останков семьи императора Николая II».

1998 г. следователь Соловьев направляет госкомиссии по царским останкам доклад с описанием всех проведенных исследований, в том числе компьютерного фотосовмещения найденных черепов с фотографиями Романовых, британской экспертизы по генетическому коду и генетических экспертиз в США. Следствие приходит к выводу, что это действительно члены семьи Николая II и придворные слуги. Несмотря на возражения двух членов госкомиссии и сомнения Священного синода, 17 июля 1998 г. останки Романовых торжественно хоронят в Петропавловской крепости. Судьба наследника Алексея и Великой княжны Марии остается неизвестной.

2007 г. – в Поросенковом Логе обнаружены останки еще двух человек, предположительно Алексея и Марии. Начинаются экспертизы.

Павел Седаков, Никита Максимов