Женщина в поиске

Женщина в поиске

К част­ным сыщи­кам люди обра­ща­ются, когда поли­ция уже ничего сде­лать не может или про­блема слиш­ком дели­катна.

Черный Hummer H2 с блондинкой за рулем мчится по Садовому кольцу – в пять утра город чист, и редкие бомбилы едва уворачиваются от внедорожника. В районе Красных ворот Hummer тормозит, и его хозяйка в вязаной шапочке с рюкзачком и фотоаппаратом бросает машину и два квартала идет пешком, время от времени щелкая городские пейзажи. Возле одного из особняков одинокая туристка задерживается чуть дольше – фотографирует припаркованный возле подъезда Jaguar. Ее не замечают ни дворник, ни камеры видеонаблюдения. Чуть позже в салоне Hummer девушка скидывает парик, быстро просматривает отснятые фото и бросает взгляд на часы: 5:36. Так начинается утро частного детектива Екатерины Шумякиной, основателя агентства Две жизни – «Две жизни».

Почему «Две жизни»? Тут нет секрета.

«В любом моем деле фигурируют всегда двое: бизнесмен просит проверить своего нового контрагента, жена или муж – неверного супруга, мать – найти пропавшего ребенка, а обманутый кредитор – выйти на след мошенника», – рассказывает Екатерина в интервью Forbes Woman.

К частным сыщикам люди обращаются, когда полиция уже ничего сделать не может (или не хочет) или когда проблема слишком деликатна.

В Москве несколько тысяч частных детективов, но женщин немного, Екатерина знает лишь трех. «Эта работа для меня: у меня мужской склад характера, хорошая логика и сильно развита интуиция. Увлечения у меня тоже, кстати, мужские: пострелять, пометать ножи, погонять на мотоцикле », – с улыбкой говорит Екатерина. При этом она, несмотря на брутальную профессию, не забывает ни про маникюр, ни про серию селфи в Facebook.

Большинство частных детективов – бывшие сотрудники полиции, и Шумякина стала сыщиком, отслужив там 10 лет. Последнее место работы – убойный отдел угрозыска – подразделение, которое ловит убийц, маньяков и насильников.

ОТ ОПЕРА ДО СЫЩИКА

Катя бежала по лесу, не обращая внимания на ветки, Больно бившие по лицу и рукам. Вот уже несколько часов старший лейтенант Шумякина и все экипажи местного отдела милиции были на ногах: в Битцевском парке пропали дедушка с внуком двух с половиной лет. Когда они не вернулись к обеду, а телефон дедушки был отключен, семья забила тревогу: еще свежи были истории про битцевского маньяка. «Я поставила себя на место деда и думала, куда он мог увести ребенка, – вспоминает Екатерина. – Около часа я шла, как ищейка, по следу ». Неожиданно оперативник выскочила на полянку и выдохнула с облегчением: пенсионер, выбившись из сил, сидел на бревне, пытаясь реанимировать разрядившийся телефон, а внук спокойно играл рядом.

За такие моменты Катя очень любила свою работу – они перевешивали чернуху милицейской службы: жуткие преступления, стрессы, недосып, низкую зарплату.

В 19 лет Катя, помощница депутата Мосгордумы, приняла смелое решение. Потеряв в метро документы – паспорт и спецпропуск, она пришла в отделение, чтобы написать заявление о пропаже, и внезапно для себя решила, что пойдет служить в милицию. Дома, конечно, был скандал, но отец поддержал дочь: «Пусть идет».

Екатерина начинала работать на «земле» – ловила карманников-щипачей в метро, ​​потом перешла на повышение – в убойный отдел уголовного розыска. Мужчины-опера сначала недоверчиво посматривали на девчонку, но Екатерине помогали смекалка и интуиция. Однажды милиционерам надо было попасть в квартиру, где находились преступники. «Я быстро сгоняла домой за« реквизитом »- захватила домашний халат, тапочки и мусорное ведро, – вспоминает Шумякина. – На месте переоделась и позвонила в дверь, помогите, говорю, пошла мусор выбрасывать – а у меня дверь захлопнулась. Мне поверили, дверь открылась, и в квартиру влетела группа захвата ».

В марте 2009 года Екатерина сама вышла на след и вместе с коллегами задержала насильника Умара Бабажанова, местного дворника, который совершил несколько нападений на женщин в лифте. За другое расследование, когда Шумякина установила невиновность человека, обвиняемого в педофилии, она получила премию 3500 рублей и заметку в ведомственной газете с заголовком «Установить истину». Но спустя два года, в разгар кампании по борьбе с педофилами, дело реанимировали и главного фигуранта отправили в колонию. «Больше работать в милиции я не смогла», – вспоминает Екатерина.

ДЕТЕКТИВНЫЙ СТАРТАП

Три месяца Екатерина приходила в себя, а ​​весной 2011-го решила открыть детективное агентство. Получила лицензию на детективную деятельность в МВД, арендовала офис и запустила сайт, придумав название «Две жизни». Первые дела подбрасывали друзья-юристы. Адвокат Павел Куприянов рассказал Екатерине историю своего клиента: в драке в метро мужчина порезал ножом двух гастарбайтеров, нависло серьезное обвинение по статье о нанесении тяжких телесных повреждений. Екатерина изучила материалы дела, опросила свидетелей, проверила доказательства и увидела, что обвинение притянуто за уши. В результате работы детектива и адвоката статью переквалифицировали на более мягкую – о превышении необходимой самообороны, а клиент вместо 10 лет получил 3 года колонии. Плюс Екатерина добилась того, что в отношении «потерпевших» возбудили уголовные дела. Частное расследование заняло шесть месяцев, детектив получила гонорар -. 80 000 рублей.

фото Иван Куринной для Forbes

Очень скоро на Екатерину обрушился вал заказов: угнанные машины, супружеские измены, пропавшие животные, попавшие в секту дети. Для себя Екатерина твердо решила: она не будет хвататься за все подряд.

«За грабежи и разбои не берусь ни за какие деньги. Но вот когда вижу несправедливость – берусь ».

Большая часть расследований Две жизни, почти до 70% дел, связана со сбором информации, проверками, проведением независимых расследований, изучением материалов уголовных дел, розыском пропавших должников или мошенников. Остальное – супружеская измена, проверка детей, споры со страховой, участие в уголовных и гражданских процессах.

Проработав около года, Екатерина взяла на вооружение новую схему организации бизнеса: отказалась от аренды офиса и штатных сотрудников (на окладе только бухгалтер). «Команда формируется под конкретное задание – привлекаю бывших и действующих сотрудников полиции, психологов, экспертов, адвокатов», – поясняет Шумякина. У нее есть связи с детективами из других городов – она ​​иногда передает дела своих клиентов на аутсорсинг за 10-20%, если того требует ситуация. В свою очередь, достаточно много клиентов приходит в двух жизней от партнера – HEADS юридической компании.

«Моя задача – дать объективную информацию, разобраться в деле, – объясняет Шумякина. – У меня нет цели посадить кого-то на скамью подсудимых ». Хотя и посадки бывают. Один из клиентов Екатерины заключил с компанией договор на доставку из Германии автомашины Volkswagen Touareg – внес предоплату, но ни денег, ни машины не увидел. Оказалось, что он, как и еще два десятка человек, стали жертвой мошенника. «Дилер» скрылся из Москвы, но Екатерина разыскала его в Питере, и через некоторое время преступника задержали.

Насколько выгоден бизнес? Розыск мошенников и должников обойдется клиенту в 30 000 рублей 000-100. «Цена зависит от сложности дела, затраченного времени, – поясняет Екатерина. – Поиск без вести пропавших наиболее сложный, и цена здесь немного выше. Бывает и так, что за дело не берусь, ибо не вижу вообще никакой перспективы ». Агентство расследует 30-50 кейсов в год, не считая консультаций (стоимость – 5000 Одной рублей). «Выручка растет, но это очень нестабильный бизнес», – признает Екатерина.

По этой причине детектив Шумякина решила осваивать новые направления, связанные с безопасностью бизнеса: аудит – комплексная проверка компаний, конкурентная разведка и выявление промышленного шпионажа.

ОХОТА НА «КРОТА»

В апреле +2012 года в офисе столичной медицинской компании появилась новая сотрудница – офис-менеджер. Веселая брюнетка быстро со всеми перезнакомилась и влилась в обычную офисную жизнь: заказывала канцелярку, отправляла почту, пила кофе с сослуживцами. Только два человека из руководства компании знали, что это не офис-менеджер, а частный детектив, вычисляющий «крота» – сотрудника, который сливает конкурентам коммерческую информацию.

Первым делом детектив отсекла лишних людей. «Вычеркнула из подозреваемых тех, у кого не было доступа к информации, – курьеров, уборщиц, мини-менеджеров, – рассказывает Екатерина. – У тех, кто остался, я внимательно изучила должностные полномочия и оклады ». Общаясь за чашкой чая, Екатерина составила для себя психологический портрет каждого сотрудника компании. «Чтобы человек лучше раскрылся, решила отметить в офисе несуществующий праздник – свой день ангела, ведь пьяный человек лучше раскрывается», – улыбается Екатерина.

«Подозреваемых» Екатерина раскручивала по одному: говорила, что хочет запустить аналогичный бизнес и ей нужны наработки, контакты, финансовая информация компании. Один из менеджеров по развитию, Дима, на предложение клюнул. «Мы встречались с ним после работы в кафе, я говорила, что готова заплатить за информацию. Он и поплыл », – вспоминает Екатерина.

За «кротом» установила наблюдение служба безопасности компании – читала почту, слушала служебный телефон. Внутреннее расследование подтвердило: Дмитрий «сливал» клиентскую базу и новых клиентов конкурентам. В общей сложности расследование Екатерины заняло два месяца, составил 90 гонорар 000 рублей и еще 50 000 рублей – премия от руководства компании. «Подготовка к внедрению была огромной, – вспоминает детектив. – Я изучила внутреннюю жизнь компании, сегмент рынка и даже их специфический сленг, разработала себе фиктивную биографию, в которой правда была перемешана с ложью – в эпоху интернета на лжи легко засыпаться ».

Кстати, поиск лжи – одна из задач из-за трудолюбие. В рамках расследования Екатерина готовит информационное досье на учредителей (наличие судимостей, долговые обязательства и т. Д.) И проверяет, насколько компания «чистая». «Клиент получает в итоге аналитическую справку с выводами, можно доверять контрагенту или нет», – говорит уже Шумякина.

Еще одно перспективное направление – консультации по вопросам личной безопасности и безопасности бизнеса. Екатерина регулярно проводит семинары в компаниях: как вести себя в чрезвычайной ситуации, если угнали машину, украли паспорт, как общаться с полицейскими или сотрудниками ДПС, что делать, если в фирму или домой пришли с обыском?

«Люди не знают своих прав, к тому же, находясь в стрессовой ситуации, не могут принимать адекватные решения, – уверена Екатерина. – После каждой лекции меня окружают плотным кольцом и засыпают вопросами ».

Встреча длительностью 3-5 часов стоит Порядка 50 000 рублей. Для состоятельных клиентов действует услуга «персональный куратор» – детектив и его команда на связи 24 часа в сутки, готовы выехать по первому звонку. Для физических лиц услуга стоит примерно 20 000-40 000 рублей, для юридических – 100 000 рублей. «За эти деньги клиент получает команду поддержки и право звонка в любое время – могут вытащить из кровати даже ночью», – говорит Екатерина.

У российских детективов, в отличие от иностранных коллег, довольно сильно связаны руки законодательными запретами, к тому же далеко не все судьи признают результаты частного расследования. «Мне бы хотелось, чтобы в России частным детективам дали доступ к базам данных, приравняли наши запросы к адвокатским, разрешили пользоваться определенными видами аппаратуры», – говорит основатель агентства «Две жизни». Впрочем, в прошлом году глава МВД Владимир Колокольцев подписал указ, по которому полиция может заключать договоры с частными детективами для помощи следствию. Это значит, что работы у Екатерины Шумякиной прибавится.

ПАВЕЛ СЕДАКОВ

ФОТО ИВАН КУРИННОЙ ДЛЯ FORBES

ИСТОЧНИК: FORBES

Ловец сетью

Ловец сетью

Подполковник спецслужб в отставке Андрей Масалович создал программу Avalanche для борьбы с сетевыми угрозами. За что власти и корпорации ценят разработку?

Русские, вперед!» – Десяток парней в масках высаживают двери торгового центра «Бирюза» в Бирюлево. Из разбитых окон валит дым, в полицейских летят бутылки и камни. Предотвратить погром, которым закончился 13 октября 2013 года народный сход, силовики не смогли, хотя информация о нем была. «За три часа до начала беспорядков у меня в ноутбуке зажглась красная лампочка – сигнал тревоги, – вспоминает 53-летний Андрей Масалович, президент консорциума« Инфорус »и разработчик поисково-аналитической системы Avalanche. – Мы заметили, что в группе «Суровое Бирюлево» в соцсети и на ресурсе «Я-Русский» началась прямая координация протестов ».

После событий в Бирюлево cистему раннего предупреждения на базе Avalanche – «Лавина Пульс» – использовали в МВД, в управлении оперативно-разыскной информации (УВОИ). От государства не отстает и бизнес – банки и корпорации все более активно берут на вооружение технологии выявления угроз и слежения за конкурентами. Как это работает?

РОБОТЫ И СКАНЕРЫ

В июне 2011 года года хакеры из итальянского крыла группы Anonymous взломали сервер CNAIPIC, местной киберполиции, и выкачали почти 8 Гб служебной информации. Утечку засек Avalanche. «Хвастаться хакеры начали раньше, чем докачали, – вспоминает Масалович. – Я успел найти их архив и cкачать оттуда 200 Мб данных ». В улове обнаружилось много внутренней информации российских компаний, в том числе по строительству АЭС в Бушере в Иране – например, табель учета рабочего времени сотрудников, выполнявших монтажные работы, и протокол технического совещания компании, входившей в ГК «Росатом»: киберполиция собирала документы, связанные с повреждением насосного агрегата расхолаживания первого контура АЭС. Узнав об утечке, Масалович сразу поставил в известность службу безопасности «Росатома». Когда узнавший об утечке репортер дозвонился до компании, ему четко рассказали про плановый ремонт, отсутствие грифа секретности на документах и ​​о том, что ситуация под контролем. Представитель «Росатома» комментировать эту историю для статьи не стал.

Система Лавина похожа на конструктор: по желанию заказчика она собирается из различных кубиков и устанавливается на сервере или в облаке.

Первый кубик – управляемые роботы, которые прочесывают открытые источники, или «белый» интернет: СМИ, соцсети, форумы, блоги. Второй Компонент Avalanche – сканер безопасности Webbez, разработанный компанией «Веб Безопасность». Сканер оперативно проверяет сайты клиента на распространенные уязвимости, засекает вирусы на страницах, выявляет типовые ошибки администрирования. С сентября 2011 года Масалович консультировал разработчиков «Веб безопасности», а осенью 2012 года предложил интегрировать сканер Webbez в лавину. Кроме аудита и защиты сайтов сканер может собирать и накапливать материалы из так называемого серого интернета. «Эта особенность востребована по линии конкурентной разведки», – замечает совладелец «Веб Безопасности» Александр Толстой. По его словам, за время работы было составлено более 10 000 отчетов о текущем уровне безопасности сайтов как госсектора, так и частных компаний.

Третий компонент – семейство следящих роботов, которые наблюдают за «пристрелянными» ресурсами. Например, владельцам одного металлургического комбината на Среднем Урале портила кровь местная оппозиция, периодически устраивавшая забастовки, голодовки или перекрытие дороги. Руководство комбината хотело знать об этих акциях заранее. Первым делом Масалович «пристрелял» источники, за которыми следит лавина, – сайты, где публикуется компромат, соцсети и форумы, где высказываются нелояльные сотрудники, журналисты. В истории с комбинатом было два источника: на одном из сайтов выкладывали компромат на руководство комбината, а на ветке форума оппозиционеры обсуждали планы. Настроив лавина, команда Масаловича заранее готовила справку-прогноз для руководства комбината.

Четвертый компонент – эксплоиты, то есть программы, которые проникают через уязвимости и выкачивают информацию. «Это боевая часть Avalanche, она предназначена не для всех клиентов», – говорит уже Масалович.

Клиенту все эти технические детали не нужны – интерфейс системы прост, вся собранная информация представлена ​​наглядно на восьми экранах. Открывая ноутбук, Масалович показывает панель лавина.

Слева в списке проектов несколько тем, за которыми он следил недавно: «приморские партизаны» (анализировались сепаратистские настроения на Дальнем Востоке), Украина, фанатские группировки.

В зависимости от важности новости отмечаются зеленым, желтым или красным цветом.

Интерфейс настраивают под каждого заказчика. Например, ситуационный экран Москвы выглядит так: «Радикальные и оппозиционные политические лидеры» (посты Навального), «Митинги и политические акции», «Радикальный ислам», «Выходцы с Северного Кавказа», «Международные террористические группировки», «Политические партии», «Националистические акции и объединения», «Тема дня» (грубые шутки о Путине оппозиционера Гальперина). Для наглядности информацию для руководителей снабжают фотографиями, а одному из заказчиков визуализировали информационные атаки в виде летящих к цели ракет.

Скриншот ситуационного экрана Avalanche по МосквеСкриншот ситуационного экрана Лавина по москве Avalanche

Система использует технологию «умных папок» – информация, которую разыскивают в интернете роботы, автоматически распределяется по темам, что облегчает работу по составлению отчетов, прогнозов или досье. Правда, без вмешательства человека не обходится: за работой системы в удаленном режиме наблюдает дежурная смена – оператор, аналитик и админ. В штате группы «Инфорус», которая занимается системой лавина, 35 человек. При необходимости привлекаются «наемники» – специалисты по нейтрализации ботов и троллей.

ЛЕШИЙ ИЗ ФАПСИ

В августе 1998 года года Андрей Масалович Вышел из казино Монте-Карло в приподнятом настроении – выиграл 300 франков. Тут его и настигли новости о дефолте. В России у него был вполне успешный бизнес, связанный с продажей компьютерных программ для краткосрочного прогнозирования на фондовом рынке, офис в Столешниковом переулке и собственный ресторан «Тренд-клуб». После дефолта – $ 40 000 долгов и замолчавший телефон.

В прошлой жизни он был инженером закрытого НИИ «Квант», создавшим советский суперкомпьютер МВС-100, и экс-подполковником ФАПСИ (до 1991 года – 16-го управления КГБ), воспринимавшим мир как «арену жесткого информационного противоборства». В кризис Масалович решил вернуться к интернет-разведке и своим разработкам в области технологий анализа и прогнозирования.

Идея Создания Лавина родилась после знакомства с профессором Гарвардского университета Грэмом Эллисоном, экс-заместителем министра обороны США, на конференции в Бостоне. Эллисон посетовал, что, когда его аналитикам нужна информация, на них с экрана выплескивается «лавина данных». Масалович пообещал помочь и через полгода передал профессору жесткий диск с поисково-аналитической системой Лавина («Лавина»). За разработку, по его словам, заплатили приличную сумму – хватило на пятикомнатную квартиру в Москве с видом на парк.

Разработкой заинтересовались и его бывшие коллеги: Масалович отодвинул на три года все коммерческие заказы и стал работать на государство. Как эта система использовалась? Вот лишь один пример. По словам Масаловича, два года назад к его группе обратились заказчики одной из структур «Ростехнологий». Они узнали, что Рок-Айленд, американская военная база в Иллинойсе, планирует провести тендер на поставку различных типов нестандартных боеприпасов для Афганистана, к участию в конкурсе могут быть допущены иностранные компании. Масаловича попросили выяснить подробности. «За неделю до объявления тендера следящие роботы приносят мне полный комплекс тендерной документации в черновиках – план закупок, условия поставок, цены», – гордится Масалович. По словам источника в «Росвооружении», американцы не допускали россиян к участию в тендерах. «Информацию о конкурсе, может быть, собирали для того, чтобы выбить командировку в США, выиграть что-то было нереально», – предположил собеседник Forbes.

Внимание Масаловича к тайнам Пентагона и ЦРУ не осталось незамеченным. После того как он «ковырнул» их ресурсы, Масаловича, по его словам, включили в базу ЦРУ как руководителя группы хакеров под кличкой Леший.

Раньше Создатель Лавина часто бывал в США – на учебе, в командировках, на форумах. Сейчас в США уже не ездит и даже техникой Apple, не пользуется – не хочет рисковать.

Одним из первых его гражданских заказчиков был аппарат правительства. «О необходимости мониторинга заговорили после« Норд-Оста », – вспоминает Масалович. По его словам, Avalanche Должна была стать одним из блоков комплексной информационно-аналитической системы, но премьера Михаила Касьянова сменил Михаил Фрадков, началась ротация чиновников, подготовка проекта была сначала отложена, а потом и вовсе свернута.

«Интернет тогда не воспринимался как источник дестабилизации, а без этого задачи Лавина сводятся к рутинному сбору новостей», – замечает Масалович.

Система тестировалась в режиме «пилота», поэтому возглавлявший в 2003-2004 годах аппарат правительства Константин Мерзликин лавина не припомнил. «Использовалась только своя закрытая система документооборота и информационная лента« Интерфакса », других систем не было», – уверяет Мерзликин.

ИНТЕРНЕТ ВЫКЛЮЧИЛСЯ

Mercedes Резко затормозил – прямо из-под колес иномарки выскочил двухлетний мальчик и с плачем бросился к матери. «Оставь их, поехали!» – Окрикнули из салона перепуганного водителя, который хотел было предложить свою помощь. В служебной машине, которая скрылась с места ДТП в подмосковном Новогорске, находился вице-президент Газпромбанка Александр Шмидт.

После того как эта история в апреле 2 012 года взорвала интернет, Шмидт подал в суд на блогера, родителей мальчика и газету «Коммерсантъ». «Юристы и пиарщики компании настроили против себя весь интернет – вместо Шмидта все стали чихвостить сам банк», – вспоминает Масалович, которого привлекли для решения деликатной проблемы. В результате на время суда в связи с ДТП большое количество негативных напоминаний о Газпромбанке ушло в фон. «Интернет просто выключился. Avalanche показывает угрозы, откуда приходит негатив. Следующий шаг – информационное противоборство », – говорит Масалович. В августе 2 013 года Шмидт ушел из банка. Газпромбанк на вопросы не ответил.

Система лавина не единственное решение для мониторинга интернета (см. Таблицу). По словам Дмитрия Сидорина, гендиректора компании Kribrum, эти системы открыто предлагают свои услуги для бизнеса: защита онлайн-репутации компании, поиск позитивных и негативных упоминаний о продукте, компании или ее руководителе, обнаружение авторов, наблюдение за сообщениями сотрудников компании в социальных сетях. Он оценивает рынок мониторинга в 1000-2000 заказчиков, темпы роста – 40-50% в год.

Одно из главных отличий Лавина от конкурентов – система не просто мониторит соцсети, RSS-потоки, но и перехватывает интересующую заказчика информацию, прежде чем та из блогов, закрытых форумов, FTP-серверов попадает в Twitter, Facebook или электронные СМИ, и заранее предупреждает об угрозах.

«Задача номер один разведчика – принести информацию раньше всех», – замечает Масалович.

«Они умеют очень хорошо искать информацию, включая скрытые возможности, и, вероятно, анализировать ее достоверность – не всему тому, что можно найти в скрытом интернете, можно верить», – говорит об Лавина Михаил Савельев, директор учебного центра «Информзащита». С его точки зрения, очень важно, что целенаправленный сбор информации по многим темам велся долгие годы. «И никакие попытки зачистить ее, скрыть не пройдут – у лавина эта информация останется в анналах», – замечает Савельев.

Продвижением Лавина в коммерческом секторе занимается системный интегратор «ДиалогНаука» с годовой выручкой 580 млн рублей. По словам гендиректора Виктора её Сердюка, заказчики системы есть «в сфере электроэнергетики, страхового бизнеса, банковского и телекоммуникационного сектора». По словам Масаловича, клиентов около восьмидесяти. Названий компаний и условий сотрудничества оба предпочитают не афишировать. Выручка от реализации системы, по словам Масаловича, составляет 50-80 млн рублей в год.

На 2015 год уже есть пять крупных заказов. На сайте госзакупок Forbes удалось найти лишь тендер на поставку роботизированной системы поиска Лавина 2.7 для «Агентства по ипотечному и жилищному кредитованию» за 1,6 млн рублей.

В КУЛАКЕ

Две трети выручки от установок Лавина по-прежнему приходится на правительственные или силовые структуры. «Собственно, лавина – пример нишевого штучного решения именно для них», – замечает Сидорин из Kribrum. В разное время самыми крупными заказчиками Масаловича были Минобороны, ФСБ, МВД и «Росатом». Лавина использовали и во время Олимпиады в Сочи, когда для руководства МВД готовили справки об угрозах из интернета – компромате, провокациях. Сейчас количество заказов от госструктур растет у всех разработчиков.

«Государство в последние годы не жалеет денег на кибербезопасность. Пальцы собираются в кулак », – замечает Масалович.

Например, по Информации Forbes, одной из российских компаний недавно предложили через анализ активности в соцсетях подсчитать количество участников ноябрьских митингов против реформы медицины.

Пока Масалович только мечтает о том, чтобы работать с государством на полную мощность, как американская система интеллектуального Анализа Данных больших Palantir, которой пользуются в АНБ, ЦРУ, ФБР и глобальных корпорациях. Сидя в столичном офисе, он вытаскивает из архива сообщение о теракте в Волгограде в октябре 2013 года – террористка-смертница Наида Асиялова взорвала пассажирский автобус, шесть человек погибли. Кликнув на фамилию смертницы, Масалович получает дерево связей – судя по открытым источникам, Асиялова была связана с махачкалинской диверсионно-террористической группой. Весь процесс у него занял пару секунд. Если бы лавина был подключен к базам спецслужб, еще несколько секунд потребовалось бы на получение полного досье или аналитической справки. «Но такого взаимодействия нет, никто не хочет делиться своими базами», – замечает Масалович.

Скриншот «дерева связей», которое строит Лавина по открытым источникамСкриншот «дерева связей», которое строит Лавина по открытым источникам Avalanche

Американская Palantir объединяет сообщения в соцсетях и СМИ, базы Интерпола, досье спецслужб, штрафы дорожной полиции, данные о перелетах, транзакции по банковским картам и т. д., представляя все это в виде удобной и красивой картинки. Несколько лет назад венчурный фонд ЦРУ In-Q-Tel инвестировал в Palantir $ 2 млн, выручка в 2014 году – $ 450 млн, а стоимость компании Palantir Technologies оценивается в $ 5 млрд. Считается, что именно Palantir вывел спецслужбы на след Усамы бен Ладена.

В России, в отличие от США, пока нет единого ситуационного центра, куда бы стекалась информация из различных баз данных. «У каждого ведомства есть свои локальные базы – у Минобороны своя, у МВД несколько разных баз», – говорит Илья Сачков, руководитель группы карте компании IB, специализирующейся на предотвращении и раскрытии киберпреступлений. Причина в традиционном для госведомств желании иметь собственную базу и выборочно делиться информацией из-за особенностей закона и боязни утечек. «Росфинмониторинг» не так давно рискнул и приобрел информационно-аналитическую базу i2 IBM (в США ею пользуются ФБР и ЦРУ), но желающих использовать зарубежные технологии немного. Как и во времена СССР, ставка на отечественные разработки.

«Я думаю, что Palantir наполовину чистая бутафория, которую втюхивают Пентагону, – скептически замечает основатель« Ашманов и партнеры »Игорь Ашманов. – То же самое и у нас. Люди из ФСБ или администрации президента, которым поставлена ​​задача не допустить Майдана, – такие же потребители, как и те, кто смотрит по телевизору рекламу шампуня. Им предлагают волшебную систему, которая обещает сделать их на 78% сильнее и способными побороть экстремизм ».

Не смущает ли Масаловича, что его система помогает государству контролировать интернет?

Разработчик говорит, что слежка со стороны корпораций гораздо опаснее, чем со стороны спецслужб.

И что сам он не против мирного протеста – его дети ходили на митинги оппозиции. «Но я всегда их предупреждаю, что протест могут использовать провокаторы. И гражданская война в России может начаться с того, что человек в форме полицейского застрелит подростка », – предупреждает подполковник ФАПСИ в отставке.

ПАВЕЛ СЕДАКОВ, ДМИТРИЙ ФИЛОНОВ

ФОТО СЕРГЕЙ МЕЛИХОВ ДЛЯ FORBES

ИСТОЧНИК: FORBES